Новости

После турнира ACB 32 многие всерьез заговорили о промоушене как об одном из лидеров индустрии в России. Во многом это случилось благодаря сильным, конкурентным поединкам. Поэтому Cageside решил пообщаться с матчмейкером организации Ибрагимом Исмаиловым о прошедшем событии, обязанностях матчмейкера в России и о индустрии ММА в целом.

Давайте начнем с пары вопросов о прошедшем турнире. Судя по реакции фанатов — этот турнир стал очень серьезной заявкой от ACB на лидерство в России. Вы как матчмейкер довольны турниром? Все ли бои оправдали надежды?

Да, турнир на самом деле получился очень хорошим. Был и нокаут и болевые, но в основном все поединки закончились решением судей. Несмотря на то что финишей в целом было немного, я доволен турниром. Основной кард вообще выдался на славу, но и ребята из «прелимов» не давали скучать.

Промоушен выбрал лозунг “Меньше шоу, больше боев” и это очень понравилось фанатам ММА, а компанию начали воспринимать как одного из лидеров. Получается, что только в 2016 году появилась организация в России, которая поняла такую базовую вещь. Не самая лучшая характеристика для российского ММА, как считаете?

В нашей команде для всех этот спорт – это в первую очередь страсть и любимое увлечение. Когда ты фанат смешанных единоборств, ты всегда пытаешься организовать турнир так, чтобы самому было интересно за ним наблюдать. В основной же массе все относятся к этому делу сугубо как к бизнесу, и это идет лишь во вред общей концепции всего мероприятия. Большинство ребят из нашей команды, также как и большинство ценителей единоборств, выросли на дисках и кассетах с записями PRIDE. Меня самого как любителя ММА раздражает вся эта шоу-программа. Я хочу поскорее увидеть тот бой, ради которого пришел, посмотреть на бойца, за которого я болею. Поэтому мы решили позиционировать себя как организация, которая проводит бои без шоу. Людям нравится это, они поддерживают нас. Медленно, но верно, мы завоевываем любовь нашего зрителя. И я очень рад, что именно мы смогли стать этой недостающей деталью паззла под названием «Российское ММА».

Но был и негативный осадок после турнира, многие фанаты не согласились с решением судей в бою Магомедова и Яна. Звучали даже какие-то обвинения о вмешательстве руководства в работу судей, хотя основатель Майрбек Хасиев сразу после боя заявил, что, по его мнению, победил Ян. Все это на фоне явной стратегии на максимально конкурентные поединки в промоушене — не боитесь, что этот случай может наложить какую-то тень на организацию?

Эти слухи не имеют оснований, конечно. Я сам всегда нахожусь рядом с судьями и контролирую, чтобы никто не вмешивался в их работу. Действительно, было много разговоров после этого поединка: о том победил ли тот или иной боец, нужна ли была желтая карточка и так далее. Как и любой турнир в нашей стране, все поединки обслуживают судьи из Союза ММА России. Если говорить более привычными словами для любителей единоборств Союз ММА — это наша атлетическая комиссия. И мне не совсем понятно, почему многие обвиняли в этом нас. Почему-то, когда на западе случается так называемый «булшит» все винят судей, а не сам промоушен. А ведь в России система фактически такая же, как и за океаном. Для пресечения подобных случаев в будущем была проведена работа совместно с Союзом ММА. На следующих турнирах 50% судейской бригады будет формироваться из зарубежных судей. Вообще от такого судейства страдают не только бойцы, но в первую очередь сама организация, которая вкладывает силы и средства в организацию, раскрутку турнира. Такие неприятные моменты оставляют отпечаток, конечно. Ну, поймите, нет лучше судей в России. Из того что есть, мы выбираем самых достойных. Надеюсь, мы еще придем к тому, что будут у нас и судьи, и комментаторы, и всё остальное. Но на это нужно время.

Как в ACB происходит отбор бойцов? На что смотрите: видеозаписи боев, рекорд, отзывы? Важны ли титулы типа КМС и МС или это не главное?

Когда всё начиналось, было намного сложнее [с отбором бойцов — примечание cageside.ru]. Нас никто не знал, мы всей командой писали по тренерам, менеджерам для создания единой базы. Теперь ситуация повернулась в обратную сторону — мы ежедневно получаем письма и звонки от менеджеров и промоутеров. Поэтому сейчас мы в первую очередь смотрим на записи боев спортсмена. Иногда сидим сутками за просмотром, к вечеру уже начинает тошнить от партера (смеется). Наша главная задача — не пропустить мешка на турнир. Что касается медийности, это тоже, конечно, хорошо. Но бывает так, что парень распиаренный, но не умеет драться — это не наш формат. Думаю, все мы знаем, кто любит таких ребят подписывать. Естественно, в идеале мы ищем медийных бойцов с хорошими навыками, но такое нечасто встречается. Плюс есть задача работать с хорошими и качественными менеджерами, которые профессионально относятся к своей работе и переживают за бойцов, а не думают о том, как бы только получить свой процент. То есть менеджер должен быть нацелен на долгосрочную перспективу – на то чтобы их боец ставил самые высокие задачи и хотел забрать титул. Кстати, менеджер — это тоже новая для России профессия, и хороших специалистов именно по менеджменту и продвижению бойцов можно пересчитать по пальцам. Но, я надеюсь, год-два и ситуация изменится и все остальные звенья тоже будут лучше работать.

Раз уж мы начали говорить о медийной части, насколько важна медийная составляющая бойца, его потенциал. Ведь многие у нас спорят о том, нужно ли использовать трештокинг в России. Как вы к этому относитесь? 

Да, я допускаю, что умеренный трештокинг это нормально. Но то, что происходит на Западе у нас никогда не приживется. У нас другой менталитет. Спортсмены у нас все воспринимают на личный счет, а за рубежом все понимают, что это лишь часть профессии. Например, Эдуард Вартанян пришел на взвешивание перед ACB 32 с мечом — я считаю, это нормально. Это было прикольно, он принес этот меч не своему сопернику, просто это его фишка — мне это понравилось. Плюс еще недавно развернулась такая история: Магомедов пообещал в следующем бою отправить противника в больницу, тот ему ответил, но без всякой грязи. Нам нужно ввести нечто подобное в норму, что каждый боец придумал себе какую-то изюминку и продвигал её. Этого будет вполне достаточно для значительного повышения медийности и узнаваемости. Причем для этого даже не обязательно постоянно мелькать в прессе. Тут, как и в любом деле нужно найти свою нишу – боец может скромным как Федор, но от него будут «фанатеть» миллионы людей. Главное правильно подать свою личность. Но пока понимают это лишь единицы. Многие бойцы наоборот «закрываются» от всего мира в своем зале, очень неохотно и односложно беседуют в прессой, мотивируя это тем, что «я боец, а не балабол».

Многие фанаты спорят о правильности такого матчмейкинга, когда медийность бойца ставят превыше спортивных заслуг (титульный бой Соннена против Джонса, бой Конора против РДА). Как вы относитесь к этому? Одобряете ли такой подход, понимая важность продаж билетов, или принципиально против?

Там этот бизнес находится совсем на другом уровне. Я думаю, что нет ничего страшного в этом. Они не потеряют болельщиков из-за этого, и трибуны будут всё равно полные. Но у нас немного другой путь: мы должны быть максимально честными, чтобы не потерять своих болельщиков, и чтобы наш чемпионат был интересен для ценителей боев. Поэтому мы не имеем права так делать. Ясный и понятный механизм должен быть. Может однажды, когда мы станем таким же крупным промоушеном как UFC и у нас будет свой Конор МакГрегор…

А если говорить о проекте Young Eagles? Понятно, что у бойцов там еще нет рекорда, что важно для них?

У нас в организации 8 дивизионов, и в каждый вес мы эксклюзивно подписали по 20-25 человек. Эти бойцы не могут выступать в других промоушенах. У нас нет бойцов в Bellator или еще где-то. В следующем году может увеличим еще дивизионы. В России от 10 до 15 тысяч профессиональных бойцов, а организаций — можно по пальцам пересчитать. Такие компании как ACB не могут позволить себе ставить на турниры совсем новичков, и поэтому основатель организации Майрбек Хасиев придумал такой селекционный проект Young Eagles. Им у нас занимается отдельная команда. Они смотрят какие достижения у парней на любительском уровне и отбирают лучших кандидатов. Те, кто проходит через мясорубку в Young Eagles и одерживает 2-3 победы — может получить контракт с высшей лигой ACB. Эта серия турниров проходит в основном на Северном Кавказе, в Грозном, но это не значит, что она создана для бойцов только из этого региона. Стабильно приезжают парни из разных регионов и стран. В общем, это отличная база для дальнейшего развития лиги.

Допустим, я молодой менеджер или боец и хочу выступать в ACB. Какой путь и какая схема действий будет самой грамотной? Набивать рекорд на региональных турнирах или сразу оккупировать вашу почту?

Тут по-разному бывает. Есть парни, которые сразу готовы психологически выступать на крупных турнирах, есть те, кому нужен разгон. Самое главное, нужно вовремя снимать бойца с мешковой диеты. Провел 2-3 боя на одном уровне – идешь дальше. Более того, нужно, может, и проиграть. После проигрыша у многих карьера идет на взлет.

Многие фанаты представляют себе работу матчмейкера как исполнение всех их желаний: нужно только смотреть много боев, выбирать кто будет биться на турнирах и сидеть в первых рядах на самом ивенте. Разочаруете их?

На самом деле не знаю есть ли такая профессия чисто матчмейкер. Я в ACB занимаюсь и другими организационными вопросами. Просто так закрепилось, что я отвечаю за матчмейкинг. Когда начинали этим заниматься — всё действительно было очень интересно. Я не спал, не ел, целыми днями общался с людьми, подписывал контракты. С некоторыми бойцами приходилось торговаться. Естественно прикольнее всего было продумывать кого с кем ставить. Даже немного какой-то божественный комплекс появляется (улыбается). А потом начинается турнир и все люди, которых ты видел только через компьютер во время переговоров — дерутся перед тобой. Это было действительно интересно. Потом уже становится больше текучки и порой все превращается в рутину. Но это тот самый случай, когда твоё хобби и работа — это одно и то же. Опять же, нужно отметить, что для глаз обычного болельщика турниры – это только бои, и все привыкли хвалить матчмейкера, если турнир удался. Но Вы даже не представляете, сколько ещё работы остается за кадром. За организацией мероприятия стоит большая команда, которая решает множество глобальных задач. Поэтому, я лишь винтик в огромном механизме.

Раз мы заговорили о сложностях. Бывало ли у вас, что какой-то боец начинал ставить условия, капризничать в день боя, требовать особого внимания к себе? Какой была позиция промоушена в таком случае?

Такого практически у нас и не было. Я всегда ожидал, что кто-нибудь начнет себя так вести. Но это либо наша заслуга, что мы так хорошо бойцов подбираем или еще что-то, но таких “беспонтовых движений” не было никогда [смеется].

Я понимаю, что это не ваша прямая обязанность, но вы, наверное, в курсе. Как принимается решение о проведении турнира в том или ином городе? С Москвой и Питером всё ясно — там больше аудитория, которая привыкла более-менее ходить на мероприятия. А в регионах?

Обычно если мы едем в Ростов — мы стараемся поставить в кард ростовского бойца. Если в Москву — московского. Это логично и понятно. Но, к сожалению, еще не во всех городах есть топовые узнаваемые бойцы. Поэтому приходится иногда выходить из ситуации. Тот же UFC в Хорватии прошел без хорватских бойцов в главных боях (В главном карде турнира выступил только Игорь Покраяц — прим. Cageside). Я надеюсь, что с развитием индустрии, у нас будут топовые бойцы из каждого региона, и мы сможем делать турниры в любой точке. Сейчас у нас собралась хорошая сибирская команда — поэтому почему бы не поехать в Сибирь в следующем году.

В последнее время много разговоров про то, что российское ММА вышло на новый уровень. Как вы видите развитие индустрии за последние 5 лет?

Я думаю, что именно за последний год стал виден свет в конце тоннеля. Во многом это благодаря очень амбициозному человеку, фанату спорта, который хочет видеть успех этой индустрии — Майрбеку Хасиеву. Он идет вперед, подстегивает всех нас, и наш промоушен уже вышел на средний европейский уровень. С появлением и развитием ACB все промоушены начали шевелиться, повышать гонорары бойцам, делать более качественные турниры. Сейчас уже не 1995 год, все фанаты разбираются кого привезли — мешка или сильного бойца. Вообще слово “привезли” к нормальной организации не может относиться. У всех должны быть свои бойцы, которые бьются между собой, а не разовая акция “привезли-отвезли”. Поэтому я считаю, что Майрбек Хасиев дал конкретный толчок этой теме в России. От этого выиграли и бойцы, и фанаты, которые могут смотреть качественные турниры.

Последний вопрос. Как вы оцениваете работу именно медиа-ресурсов в сфере смешанных единоборств? 

Последнее время, я вижу, что начинают появляться качественные порталы и сайты, а также грамотные журналисты. Это очень приятно. Я думаю, что с развитием индустрии все будет выходить на новый уровень, и российские промоушены будут рвать и метать. Это касается и судейства, и комментаторов. Вот два очень слабых места в российских единоборствах. Соответственно, журналисты тоже слабые. Они есть, но их очень мало. А действительно хороших, вообще по пальцам пересчитать. Я могу назвать лишь не более десятка имен, которые справляются на четверку. На Западе же счет идет на сотни.

Последние новости

На верх