Новости

Марат Балаев в этом году отметил свой сорокалетний юбилей. В таком возрасте многие уже начинают понемногу задумываться о выходе на пенсию, жизни без лишнего стресса и напряжения. Но не Марат — этот питерский боец ММА, три года назад первый раз профессионально выступил по правилам смешанных единоборств и теперь твердо намерен завоевать пояс в одном из сильнейших российских промоушенов — лиге ACB. Нам стало интересно, что же сподвигло Марата к таким радикальным действиям, и как он вообще попал в этот спорт:

— Марат, приветствую. Скажите, а в 37 Вы пришли в смешанные единоборства совсем с нуля или же у Вас был до этого хоть какой-то опыт?

— Вообще, я с детства занимался вольной борьбой. Родился я в маленьком поселке Карамет-Нияз в Туркмении, и сначала занимался под руководством брата. Затем меня устроили в училище Олимпийского резерва, где я 6 лет ничего не видел кроме тренировок — пахали с утра до ночи.

— Большая конкуренция была?

— Серьёзнейшая! Тогда таких фанатиков по всей стране была куча. Вся система работала как часы — отбор был самым жестким, а добивались результатов только самые упорные и выносливые.

— Да уж, наверно, здесь есть чему поучится, к примеру, нашей сборной по футболу.

— Так и я о чем! Сейчас, вон, тренера уволили, а толку-то? Для результата должна быть выстроена система, и в Союзе так было абсолютно в любом спорте. Раньше у нас везде была настолько сильная конкуренция, что выиграть соревнования местного уровня было порой тяжелее, чем мировые. И иностранцы об этом знали, и уже заранее боялись наших спортсменов.

— Как Вы тогда видели свое будущее? Целенаправленно работал над тем, чтобы стать профессиональным спортсменом?

— Цель была одна — олимпийское золото. Если бы мне в 15 лет сказали, что я не стану олимпийским чемпионом, я бы на месте в обморок упал. В итоге, где-то в этом возрасте я выиграл первенство среди школ олимпийского резерва по всему Союзу. Ну, а дальше все пошло не совсем по нужному сценарию.

— Союз развалился?

— Именно. Во мгновение ока все поменялось, однако на первых порах ещё не так чувствовалось. На следующий год провели чемпионат СНГ, который я также выиграл. Далее мне предстояла поездка на мировое первенство. Дальше — больше. Туркмения, естественно, тоже выходит из состава союза, и мне приходит телеграмма, что выступать поеду уже от Туркмении. Мне тогда особо без разницы было — главное взять «мир». Но, в итоге, после сборов ко мне подошел тренер и сказал, что денег нам на поездку не выделили, поэтому никуда не поедем.

— Получилось выйти из этой патовой ситуации?

— Я сел, хорошенько подумал и понял, что надо уезжать из Туркмении. Тем более, там меня и в армию активно пытались забрать, а я понимал, что в армии всей моей подготовке придёт «хана». Решил ехать в Осетию, где у меня были родственники. Но главной причиной моего выбора стала осетинскиая школа борьбы. Все-таки юношеская борьба — она бездумная достаточно, там техники нет, в основном все грубой силой берут. А здесь я видел таких технарей, которые любого могли забороть, вне зависимости от габаритов — настолько филигранно они работали. Здесь все работали головой, что, на мой взгляд, самое важное в борьбе.

— А чем зарабатывали в то время, если не секрет?

— Да ничем. Жил у тетки, которая меня кормила три раза в день и давала деньги на проезд. А так у меня ничего не было, кроме этого. Только цель стать Олимпийским чемпионом. Как вы знаете, многие спортсмены тогда подались в рэкет. И меня тоже ни раз звали, но в те годы очень страшное время было. Каждый день новости — там машину расстреляли, там кого-то убили. Тем более, это ещё и Кавказский регион был, здесь же, знаете, люди очень горячие. Я подумал, что жизнь дороже и решил, что лучше буду продолжать идти к своей цели.

— И как, тренировки в Осетии дали свои плоды?

— Помимо своих тренировок, я очень много времени просто сидел и смотрел за тем, как борются другие. Там в зале кого ни ткни, через одного Олимпийские чемпионы. Поэтому я смотрел и мотал на ус. Разрабатывал, так сказать, свою собственную систему борьбы. Кучу литературы проштудировал, начиная от брошюр, заканчивая буддийскими учениями о сути бытия. Кстати, даже там я находил вещи, которые мне впоследствии помогали на ковре.

— И каким же образом?

— Я к борьбе всегда относился как к искусству. Посмотрите на тех же американцев — у них такого нет, тупо физика и никакой техники. Они как роботы запрограммированные работают, а у нас же школа борьбы куда более творческая. Самые талантливые борцы — это самоучки. Тренер, конечно, тоже всегда нужен, но, если ты сам не будешь прогрессировать и вырабатывать свой уникальный стиль, ты не преуспеешь. Это как гонка вооружений — ты должен собрать у себя тот арсенал, который наиболее эффективен именно под твои габариты и возможности.

— И что в итоге — удалось добиться целей?

— Нет. Так я и промаялся там 4 года. Одно время был одержим целью побороться с Бувайсаром Сайтиевым, очень хотелось с ним поработать. Сейчас, конечно, понимаю, что вряд ли выиграл бы, ибо вес не мой. На соревнования меня не вывозили, и я «заржавел». Потерялся на общем фоне. Понял, что в таких условиях больше не могу жить. Света в конце тоннеля не было видно, и в один прекрасный день я решил завязать со спортом. Часто после того, как спортсмен не смог себя реализовать, он спивается или «скалывается», но в этом плане я себя сдерживал. Постоянно слышу такие фразы, как «Посмотрите только, какой был перспективный, тренировался у лучших тренеров, а теперь непонятно в кого превратился». Я дал себе обещание, что про меня так никто не скажет. После этого я вернулся в спорт только через 11 лет…

— А чем занимались все это время?

— Да ничем хорошим. Но в итоге так и не смог себя найти нигде, кроме спорта. Вел ли я здоровый образ жизни? Нет, не вел. Здоровье тоже подзагубил себе. Пытался работать то там, то сям, но в итоге все равно от спорта далеко не ушел. Переехал жить в Питер и устроился работать тренером по борьбе для ММА спортсменов. Так и осел здесь.

— А как, все-таки, попали в смешанные единоборства?

— Да как-то звезды удачно сложились. У нас же в Питере и М-1 есть, и ещё турниры разные, например, Битва на Неве. Я их периодически посматривал и думал, что этот спорт отлично заточен под вольников. Если бывшему вольнику ещё ставят плотный хороший удар, то он практически точно преуспеет. И я решился, что попробую себя на этом поприще.

— А как же вопрос возраста?

— Ну да, на тот момент мне было 37 лет. Мне уже и за 10 лет до этого говорили, что я старый, а здесь вообще комментарии излишни. В борьбу я уже возвращаться не хотел, поэтому выбрал ММА. Все меня спрашивают, что же меня подтолкнуло? Да примеры других людей. На меня неизгладимое впечатление произвело, когда Форман в боксе повторно стал чемпионом в 45 лет, спустя 10 лет после первого раза. Ему тоже все говорили: «Куда, мол, ты лезешь?» Он ещё и Холифилду проиграл сначала, после этого вообще на нём все крест поставили. Но он сказал: «Пока я чемпионом не стану, я никуда не уйду!» И в итоге заткнул рты всем злопыхателям. И это не единственный пример. В ММА можно вспомнить того же Рэнди Кутюра. Я также хочу доказать себе и всему миру, что я лучший атлет, чем свои соперники. Дело тут не в славе и не в деньгах, это просто в крови в каждого спортсмена. Важны примеры людей. Конечно — нелегко, конечно — здоровье, но если ты видишь, что люди делают такие вещи, то и самому проще гораздо.

— Родные как отреагировали?

— Я сначала даже никому говорить не стал. Все преподнес так, как будто для себя пару хожу в зал. Если бы они узнали истинные цели моих тренировок, сразу бы в психушку, наверно, отправили (смеется). Потом уже перед фактом поставил, мол так и так — дерусь. Поначалу думали, что шучу, но потом уже смирились, так как поняли, что я серьёзно настроен.

— Тяжко было после такого перерыва?

— Да я на первой же тренировке отработал 2 часа. Талант, как говорится, не пропьёшь — как я уже говорил, физика приходит и уходит, а техника всегда остается. Так что тут был вопрос только в том, чтобы привести себя в надлежащую форму, а там уже пошло-поехало.

— Какие мысли были при первом выходе в клетку?

— (смеется) Я тут распинался про злые языки, которые говорят про возраст, однако первые мысли были — «Что ты тут забыл в 40 лет, совсем что ли с ума сошел? Но потом уже понимаешь, сколько для этого было проделано работы и включаешь в голове стандартный мотиватор под названием «тычтонемужик?» и идешь биться. Ещё в чем проблема была — так или иначе борцу все это непривычно. Когда ты всю жизнь борешься у тебя в подсознании оседает, что тебя не могут ни бить, ни душить. А в ММА-то все по-другому. Поэтому я выходил и говорил себе — «Так, сейчас тебя буду бить, бей в ответ, не стесняйся».

— А где сейчас тренируетесь сами?

— У Сергея Никита в Борцовском Клубе. Это по-настоящему уникальный зал. Обычно в залах очень четко есть деление по национальностям, но Сергей создал настоящее братство, и тут никто не смотрит на такие вещи. Никитин — уникальный человек, он каждый день меня удивляет и мотивирует своей неиссякаемой энергией и креативными мыслями. Про него можно долго говорить, но, я думаю, вы и так все знаете. Я стараюсь в cилу возможностей ему помогать как тренер по борьбе, ибо база у меня все-таки хорошая. Он был единственным тренером, который поверил в меня в таком возрасте как в бойца — за что ему низкий поклон.

— Расскажите о своем новом прозвище — «Мотиватор». Кто Вас так прозвал?

— Сергей и придумал это прозвище. Когда я начал тренироваться, молодняк стал за мной тянуться — думали, наверно, раз 40-летний мужик может, чем я хуже? И Сергей, и другие ребята из клуба постоянно меня так называли в роликах «Борцовского Клуба». Отсюда и пошло. Да и посторонние люди писали, что я их мотивирую. Самому было бы как-то нескромно так громко себя называть. Что ж, Мотиватор так Мотиватор. Я же сам говорил, что всегда нужны живые примеры. Так почему бы мне самому им не стать?

— И напоследок расскажите — какие все-таки цели Вы ставите для себя в ММА? Есть у Вас какие-то титульные стремления или же это все-таки это просто возможность доказать самому себе, что есть ещё порох в пороховницах?

— Конечно, я хочу титул. Мне не нужны никакие западные организации, я хочу титул ACB. И я буду делать все, что в моих силах, чтобы его получить. Я хочу показать всем, что возраст — это не главное. Я знаю, что смогу его забрать, поэтому, даст Бог, мне все-таки представится возможность за него побороться.

— Спасибо Вам за интересный разговор.

— Спасибо Вам. Пользуясь случаем, хотел поблагодарить всех людей, которые были причастны к моей подготовке в разные периоды жизни — мой брат Александр, Бабаев Чары, Тер-Акопьян Владимир Акопович, Савелий Бязров, Широбоков Эдуард, и, конечно, Никитин Сергей. И есть ещё один человек, без которого у меня бы точно в жизни ничего не вышло — это моя жена Надежда. Она всегда рядом, и всегда меня поддерживает. А всем читателям хочу сказать — цените близких, идите к своей цели, и все у вас получится.

 

 

Последние новости

На верх